Пресс газета молодость сибири

Пресс-завтрак /
АЛЬТЕРНАТИВА В КОРОТКИХ ШТАНИШКАХ
№38 (4742) 14-20 сентября 2011 года

Татьяна Ивановна Клюшницина, директор детских садиков «Акварель»Бизнес в детсадах
По закону все дети имеют право на дошкольное образование с полутора лет, но норма эта пока остается на бумаге. Даже льготникам часто приходится доказывать свои преимущества, что уж говорить о тех, кто никаких льгот не имеет.
Проблема нехватки мест в детских садах актуальна, и люди все чаще обращаются в частные образовательные учреждения. Могут ли они стать альтернативой муниципальным садикам, об этом мы поговорили с Татьяной КЛЮШНИЦИНОЙ, директором негосударственного образовательного учреждения «Детский центр «Акварель».
Другое решение
— Татьяна Ивановна, как, на ваш взгляд, можно решить проблему очередей в детские сады?
— Надо строить больше садов, и муниципальных, и частных. Необходимо, чтобы государство поощряло такое строительство. Много говорят про грядущий демографический спад, но пока с каждым годом численность детей только увеличивается, рожать женщины стали чаще. Многочисленное поколение женщин 80-х годов вошло в активный репродуктивный возраст, но появилось и много зрелых мам, которые, уже имея взрослых детей, решаются родить второго или третьего ребенка. Дело здесь не только в материнском капитале, мне кажется, просто произошла некая переоценка ценностей в головах женщин.
— Как власти могут повлиять на развитие негосударственных дошкольных учреждений, ведь вложения в этот бизнес обернулись бы не только пополнением бюджета, но и решением многих социальных проблем?
— Нам необходима проработанная нормативная база, которая регулировала бы взаимодействие негосударственных образовательных учреждений и органов власти. В городе есть Ассоциация НОУ, и я являюсь ее членом. Мы уже в течение нескольких лет просим, пишем, обращаемся — сделайте нам нормативную базу! Говорим-говорим, но воз и ныне там. Никто не хочет повернуть голову в нашу сторону. Есть инвесторы, которые могли бы помочь нам в строительстве новых садов, но они хотели бы заручиться хоть какой-то поддержкой со стороны властей.
— Какие сложности возникают при открытии садика с нуля?
— Само строительство занимает всего полгода, но прежде чем к нему приступить, надо собрать и согласовать в разных инстанциях множество документов. Процедура очень забюрократизирована. К примеру, отдаем документы в Роспотребнадзор — он будет проверять их месяц, как положено. Но если так остра проблема мест в дошкольных учреждениях, неужели нельзя рассмотреть в более сжатые сроки? Не все, но многие контролирующие органы относятся к нам предвзято, хотя приходят и видят — все средства идут на развитие сада, все вкладывается в детей.
Еще одна проблема частных образовательных учреждений — аренда. Долгосрочные контракты мэрия заключает лишь с теми садами, у которых есть свои здания, — таких в городе единицы. В противном случае договор аренды заключаешь только на 11 месяцев. Потом его могут не продлить, хотя в обустройство здания и прилегающей территории уже могут быть вложены миллионы. Хотелось бы добиться продления сроков аренды, и вопрос об этом поднимался уже не раз.
— Вы считаете, к частникам существует недоверие со стороны власти?
— Нет, недоверия нет, потому что основные игроки на рынке негосударственных образовательных учреждений работают уже не первый год, просто никто всерьез не задумывался над тем, что у нас тоже бывают проблемы и нам тоже, как и муниципальным детским садам, надо помогать. Все преобразования в частном саду, закупки оборудования, ремонт делается в основном за счет средств родителей. Причем мы делаем даже то, что делать не обязаны, к примеру, освещение или парковку возле сада, — все это обязанность муниципальных властей, но у них много других забот.
— Может ли частный садик выступать альтернативой государственному, ведь пока посещать такие сады могут только дети обеспеченных родителей?
— У нас бывают родители с разным уровнем дохода. Некоторые сознательно отдают, к примеру, всю зарплату мамы за сад, зато и мама не сидит дома, растет в профессиональном плане, и ребенок в хороших руках. В отдельных случаях мы предоставляем льготы по оплате или вообще берем ребенка бесплатно, по договоренности.
Группы нелегалов
— Есть частные сады с оплатой от 4 до 7 тысяч, есть от 12 и выше. От чего зависит стоимость места?
— Здесь важно уяснить, что мы понимаем под определением «частный детский сад». Сегодня не все, что предлагает рынок, подходит под это определение. Есть частные сады, имеющие лицензию на образовательную деятельность, работающие по всем существующим нормам, их в городе немного, плюс дошкольные группы при частных школах. Они, конечно, могут стать некой альтернативой муниципальным садам. Есть полулегальные «сады» на дому, которые правильнее было бы называть игровыми группами или группами временного пребывания. Их гораздо больше. Что происходит за стенами таких садов, мы не знаем, их деятельность никто не отслеживает. Понятно, что такие «сады» не имеют с дошкольным образованием ничего общего, там осуществляется лишь присмотр за детьми. Не дай бог что-нибудь случится, и отвечать будет некому. Но особенно страшно то, что в эту среду сейчас активно внедряются сектанты.
— Откуда такая информация?
— Не раз ко мне на собеседования приходили люди из таких домашних садов, хотели устроиться воспитателями. Разговариваешь, и сразу появляется ощущение: что-то не так. За годы работы в образовании я научилась чувствовать людей, которых нельзя даже близко подпускать к детям. Все это небезопасно, об этом надо говорить и писать. Многие родители не задумываются, какую опасность могут таить в себе нелегальные образовательные учреждения. После таких «садов» детей надо будет переучивать и развивать заново. Открывать частные садики, центры развития ребенка необходимо, но государство должно взять их деятельность под свой контроль. Пусть такие образовательные учреждения прикрепляют к уже работающим муниципальным и частным садам, чтобы осуществлялся методический и педагогический контроль.
— Как все-таки можно приблизить частные детские сады к простым людям, есть способы уменьшить оплату?
— С прошлого года мы получали городские дотации в размере около трех тысяч на ребенка, таким образом, в двух садах мне удалось снизить стоимость для тех, кому это было необходимо. Все негосударственные образовательные учреждения, имеющие лицензию, участвуют в аукционе, конкурсе на предоставление таких дотаций. В этом году мы также получали дотации на возмещение затрат по коммунальным платежам, а они у нас очень высокие.
Субъективный фактор

— Приходится ли вам отказывать в предоставлении мест?
— Да, когда мест уже нет, конечно, приходится отказывать, уплотнять группы мы не можем, так как это будет сказываться на качестве образования. Оптимальное количество детей в группе — это 15-20, тогда дети могут выстраивать взаимоотношения внутри группы, происходит социализация. Когда их 30, это уже перебор.
Спрос на услуги частных образовательных учреждений есть. Я думаю, детские сады будут востребованы всегда. Массового закрытия садов, как в 90-е годы, думаю, уже не будет. Сейчас женщины не хотят сидеть дома, боятся лишиться работы, профессиональных навыков, дорожат своей карьерой. Информационный век наложил отпечаток и на мам, и на детей — им нужна информация и общение со сверстниками.
— Если ребенок идет в частный детский сад, разумно предположить, что далее он пойдет в частную школу…
— Нет, такой прямой зависимости нет, дети идут туда, где их образование будет должным образом продолжено. Кто-то поступает в частные, кто-то в муниципальные школы, лицеи и гимназии. Многие думают, что в частных садах мы создаем тепличные условия и атмосферу вседозволенности, но это не так, другими словами, к детям высокопоставленных чиновников отношение такое же, как и ко всем остальным.
— Во время нашего разговора мы невольно проводили параллели с муниципальными детскими садами. Вы считаете, что все они имеют какие-то глобальные проблемы?
— Разумеется, нет, на местах все в итоге зависит от людей, заведующих, конкретных специалистов. У нас есть прекрасные муниципальные садики, и их немало. Нет глобальных проблем, все проблемы системные, основные из которых — нехватка финансирования и кадров. Если, к примеру, маме при устройстве ребенка в сад говорят: мы возьмем вашего ребенка, если сами пойдете воспитателем, — то тут, наверное, стоит задуматься, что это будет за воспитатель такой, с улицы? Я не хочу сказать, что мы лучше, а кто-то хуже, просто родители должны понимать, почему между частными и муниципальными садами есть разница в оплате.
В нашем муниципальном дошкольном образовании есть хорошие традиции и их надо беречь, а имеющиеся проблемы решать, поднимать престиж профессии воспитателя детского сада.
В прошлом году в столице я присутствовала на обсуждении проекта садиков на западный манер: там все сведено к минимуму, дети спят на матах и едят то, что принесли родители, за детьми осуществляется присмотр, и только. Все это делается, чтобы решить проблему мест, надеюсь, будут все-таки найдены какие-то другие пути.
СПРАВКА
Татьяна КЛЮШНИЦИНА — опытный экономист и хозяйственник, окончила институт народного хозяйства и юридический факультет ТГУ. Первый частный детский сад она открыла в середине 90-х, потом появились еще три садика, и, очевидно, это еще не предел. В дошкольном образовании Татьяна Ивановна уже более 18 лет. Свою работу любит, в ней черпает силы для новых достижений. Татьяна пристально относится к подбору кадров в свои детские сады, кастинг у нее пройти не так-то просто, конкурс на одну вакансию, бывает, достигает 90 человек на место. Хобби Татьяны — работа, езда на автомобиле и путешествия.
КСТАТИ
В октябре 2009 года была создана Сибирская ассоциация негосударственных образовательных организаций (САНОО). Сегодня в нее входит 28 негосударственных образовательных организаций дошкольного, общего, профессионального, дополнительного образования и переподготовки специалистов